Далгатова А.О.,
к. ю. н., заведующая кафедрой
государственно-правовых дисциплин
ГАОУ ВПО «Дагестанский государственный
институт народного хозяйства»

Среди видов состава преступления выделяют основной и квалифицированный. Основной состав содержит признаки, которые выражают суть преступления, его специфические черты, проявляющиеся всякий раз при совершении деяния данного вида. Квалифицированные составы обладают признаками, усиливающими ответственность. Такие составы содержат помимо признаков основного состава также признаки, характеризующие увеличенную общественную опасность деяния сравнительно с основным составом(1).

Квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ, являются тяжкие последствия, вызванные злоупотреблением полномочиями.

Как и понятие существенного вреда, понятие тяжких последствий относится к категории оценочных понятий(2) и подлежит установлению в каждом конкретном случае. Для применения указанной нормы необходимо установить в деянии лица, выполняющего управленческие функции, все элементы основного состава, то есть признаки злоупотребления полномочиями, и аргументировать наступившие последствия как тяжкие.

В частности, тяжкими могут быть признаны такие последствия злоупотребления полномочиями, которые привели к экономическому разорению потерпевших или к такому воспрепятствованию осуществления государственными органами или общественными организациями существенных социальных, экономических или иных функций, которое создало угрозу финансовой стабильности, общественной или государственной безопасности.

(1) См.: Костарева Т.А. Квалифицирующие обстоятельства в уголовном праве. – Ярославль: Изд-во Ярославского ун-та, 1993. – С. 47–48.
(2) Многие авторы считают, что понятие «тяжкие последствия? является оценочной категорией в любом юридическом тексте, в том числе и нормативном. См.: Старкова Т.А. Гносеологическое исследование оценочных категорий, используемых в уголовном праве при характеристике преступлений в сфере экологии : метод. пособие под ред. А.Я. Сухарева // Сборник НИИ при Генеральной прокуратуре РФ. – М., 2004. – С. 94–100.

Решая вопрос о наличии тяжкого вреда, следует учесть, что он, так же как и существенный вред, может быть причинен не только организации, где работает виновный, но и гражданам, иным организациям, обществу, государству.

В связи с тем, что ч. 2 ст. 201 УК РФ содержит ссылку на наступление тяжких последствий, а их конкретное описание встречается в составах иных преступлений, мы считаем, что при определении тяжести последствий злоупотребления полномочиями необходимо исходить из положений УК РФ, дающих соответствующие законные определения.

Так, например, согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком злоупотребления должностными полномочиями и превышения должностных полномочий следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т. п.(1)

Толкование понятий, содержащихся в одних уголовно-правовых нормах, посредством привлечения других норм уголовного закона успешно применяется на практике. В случае причинения вреда государству и обществу в виде тяжких последствий, которые можно оценить в денежном выражении, необходимо обращаться к практике применения данной правовой нормы, поскольку предусмотреть в законе все возможные проявления тяжких последствий материального характера и подлежащих оценке не представляется возможным. Однако необходимо отметить, что и в данном вопросе отсутствует единообразная судебная практика.

Например, 26 января 2000 г. возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ в отношении руководителей ЗАО «РОСПРОМ», умышленные действия которых, связанные с отчуждением акций ОАО «Томскнефть «ВНК» с целью извлечения для себя выгод и преимуществ, нанесли материальный ущерб государству в сумме 50 млн долл. США(2).

По другому уголовному делу к тяжким последствиям был отнесен ущерб, причиненный  организации в размере 17 033 685 руб. Согласно материалам данного уголовного дела Б., работая заместителем директора филиала ОСАО «Ингосстрах» в г. Махачкале, а с 9 ноября 2004 г. исполняя обязанности директора филиала, то есть являясь должностным лицом ОСАО «Ингосстрах», исполняющим в компании управленческие, организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, заключил договоры и выдал полисы страхования животных – птицы: с ООО Птицефабрика «Эльдама» на страховую сумму 5 143 500 руб.; с ОАО Птицефабрика «Махачкалинская» на страховую сумму 12 451 400 руб.; с ЗАО Птицефабрика «Карантайская» на страховую сумму 5 151 000 руб., выгодопри обретателем по которым являлся Дагестанский региональный филиал (ДРФ) ОАО «Россельхозбанк».

(1) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной  практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // БВС РФ. – 2009. – № 12.
(2) См.: Кузнецов А.П., Изосимов С.В. Уголовный кодекс Российской Федерации : ответственность за преступления, совершаемые в коммерческих и иных организациях // Следователь. – 2002. – № 2. – С. 9.

В марте 2006 г., после гибели поголовья птицы в результате инфекционного заболевания – высокопатогенного гриппа птицы H5N1, имевшего место в январе– феврале 2006 г., то есть после наступления страховых случаев по заключенным договорам страхования, Б. в нарушение предписаний руководства ОСАО «Ингосстрах» о запрете заключения любых договоров страхования сельскохозяйственных рисков, а также с превышением полномочий, предоставленных ему доверенностью, используя свое служебное положение вопреки законным интересам ОСАО «Ингосстрах» в целях извлечения выгоды сторонними организациями, заключил и подписал дополнения к ранее заключенным договорам страхования птиц. Подписанием  указанных дополнений, датированных задними числами, Б. безосновательно внес существенные изменения, касающиеся объектов страхования, в уже заключенные  договоры страхования, то есть изменения породы, возраста и количества птицы, чем расширил страховое покрытие по договорам страхования возраста и количества птицы, чем расширил страховое покрытие по договорам страхования после наступления страховых случаев, в результате чего ОСАО «Ингосстрах» было вынуждено выплатить ДРФ ОАО «Россельхозбанк» 17 033 685 руб., что повлекло за собой тяжкие последствия в виде причинения ОСАО «Ингосстрах» прямого ущерба на указанную сумму(1).

Тем самым в каждом отдельном случае суд по-разному определяет, какие последствия относятся к тяжким; думается, что этому способствует отсутствие законодательного положения, касающегося данного вопроса.

По результатам проверки, проведенной УБЭП Хасавюртовского района Республики Дагестан, от 5 января 2009 г. за № 9106 возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст.

Тяжкие последствия в уголовном праве: объективные и субъективные признаки

201 УК РФ в отношении генерального директора ОАО «Хасавюртовский приборостроительный завод» Ш., который в сентябре 2006 г., злоупотребляя своими полномочиями, незаконно (без решения совета директоров) заключил в ущерб возглавляемого им завода договор (о реализации имущества завода) с ООО «Маребо» на сумму 1 млн 300 тыс. руб.(2)

Приведем еще одно дело, возбужденное по ч. 2 ст. 201 УК РФ в результате проверки УБЭП Бабаюртовского района Республики Дагестан от 9 октября 2009 г. № 916134 в отношении председателя СКП «Хосе-Диас» А., который в период с 2003 по 2006 г., злоупотребляя полномочиями, не обеспечивал сохранность сельскохозяйственной техники и автомашин, чем причинил существенный ущерб в сумме 210 тыс. руб.(3)

В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что судебная и правоохранительная практика не отличается единообразием в вопросе определения «тяжких последствий», что может привести к неверной квалификации содеянного. Кроме того, при определении тяжких последствий соответствующие органы никак не соотносят размер причиненного ущерба с активами самой организации. Тем самым остается неясным, является ли причиненный ущерб действительно тяжким для конкретной организации.

Таким образом, как показывает практика, установление реального размера причиненного ущерба является одним из труднейших вопросов в практической деятельности.

(1) Архив Советского районного суда г. Махачкалы за 2008 г. Уголовное дело № 1-65/08.
(2) Данные ОБЭП ОВД по Хасавюртовскому району Республики Дагестан за 2009 г.
(3) Данные ОБЭП ОВД по Бабаюртовскому району Республики Дагестан за 2009 г.

Вследствие этого при его определении необходимо учитывать рыночную стоимость имущества, стоимость имущества, по которой оно было реализовано, возможность реализации имущества на конкурсной основе, значимость его для организации. Кроме того, полагаем, что не совсем правильно относить к тяжким последствиям внешние проявления «тяжести» последствий в виде массовых митингов и демонстраций вкладчиков, лишившихся своих сбережений в результате банкротства коммерческой организации.

Материал публикуется по итогам VIII Научно-практической конференции с международным участием «Проблемы правоприменительной практики».

Превышение должностных полномочий и злоупотребление ими. Разъяснения пленума верховного суда РФ

Согласно уголовному законодательству превышение должностных полномочий и злоупотребление ими квалифицируются как преступления должностных лиц против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Однако данные преступления совершают не только гражданские служащие, но и иные представители власти. С учетом особого положения последних преступления, совершаемые ими, затрагивающие интересы государства, выделены в отдельную главу УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ издал Постановление от 16.10.2009 N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 19), в котором разъяснен порядок привлечения должностных лиц к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими.

Уголовная ответственность за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими определена в ст. ст. 285, 286 УК РФ.

В чем отличие злоупотребления должностными полномочиями от превышения должностных полномочий? В соответствии со ст. 285 УК РФ под злоупотреблением понимается использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Как следует из п. 18 Постановления Пленума ВС РФ N 19, под существенным нарушением прав граждан или организаций нужно понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ. В частности, к правам граждан можно отнести права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др. Существенность вреда определяется в зависимости от степени отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характера и размера понесенного ею материального ущерба, числа потерпевших граждан, тяжести причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

В отличие от злоупотребления, при превышении должностных полномочий совершаемые должностным лицом действия не находятся в его компетенции. Исходя из п. 19 Постановления Пленума ВС РФ N 19, превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

  • относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);
  • могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);
  • совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;
  • никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Исходя из диспозиции ст. 286 УК РФ, для квалификации содеянного как превышения должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.

Субъекты преступления

Субъектом преступлений, предусмотренных ст.

б) Наступление тяжких последствий в результате совершения преступления

ст. 285, 286 УК РФ, является лицо, осуществляющее функции представителя власти, выполняющее организационно-распорядительные или (и) административно-хозяйственные функции в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном и муниципальном учреждении, государственной корпорации, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ и при этом не занимающее в указанных органах государственную должность РФ или государственную должность субъектов РФ.

Кто относится к лицам, занимающим государственные должности? Как следует из п. п. 9 — 10 Постановления Пленума ВС РФ N 19, под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов, под лицами, занимающими государственные должности субъектов РФ, — лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов РФ, а под главой органа местного самоуправления — высшее должностное лицо муниципального образования, наделенное уставом муниципального образования собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.

Помимо квалификации должностных лиц, в Постановлении Пленума ВС РФ N 19 даны определения исполняемых должностным лицом функций, использования им полномочий вопреки интересам службы, а также корыстной и иной личной заинтересованности.

Согласно п. 4 данного Постановления под организационно-распорядительными функциями понимаются полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п. К данным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

Под административно-хозяйственными функциями понимаются полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием) (п. 5 Постановления Пленума ВС РФ N 19).

Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы подразумевает деяния, связанные с осуществлением им своих прав и обязанностей, которые не были вызваны служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, к злоупотреблению относят действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица).

Что считать корыстной или иной личной заинтересованностью? Как определено п. 16 Постановления Пленума ВС РФ N 19, корыстной заинтересованностью является стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.). Иная личная заинтересованность — стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

В качестве примера можно привести перечень действий должностных лиц, совершенных из корыстной и личной заинтересованности, приведенный в Обобщении Московского областного суда "Обобщение практики рассмотрения судами Московской области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 285 и 286 УК РФ, за второе полугодие 2008 года":

  • сотрудники ГИБДД, старшие инспекторы ДПС из корыстных побуждений с целью незаконного получения страхового возмещения вступили в сговор с автовладельцем и составили фиктивные документы о якобы имевшем место ДТП;
  • сотрудник милиции, старший участковый уполномоченный, проводя доследственную проверку, изъял паспорт у лица, в отношении которого разрешался вопрос о возбуждении уголовного дела, и удерживал названный паспорт, преследуя цель — получение вознаграждения за возврат документа;
  • начальник отдела ОРЧ УБПН ГУВД и двое его подчиненных, оперативных уполномоченных того же отдела, достоверно зная об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, потребовали от представителя предприятия вознаграждение в размере 1 млн руб. за невозбуждение по результатам проверки уголовного дела в отношении руководства предприятия;
  • руководитель подразделения судебных приставов, действуя в рамках исполнительного производства, вступил в сговор с индивидуальным предпринимателем, организовал и провел фиктивные торги по продаже арестованного складского корпуса, в результате которых сооружение перешло в собственность предпринимателя; последний же выплатил руководителю службы приставов вознаграждение в размере 100 тыс. долл. США;
  • ряд должностных лиц службы МОБ МВД РФ, не желая работать по проверке заявлений от граждан о совершенных преступлениях в условиях неочевидности, не принимали заявлений, не проводили проверок, составляли фиктивные документы с не соответствующими действительности сведениями об обстоятельствах произошедшего, на основании которых отказывали в возбуждении уголовных дел;
  • государственный ветеринарный инспектор за вознаграждение без осмотра продукции выдавал ветеринарные свидетельства, необходимые для перевозки и реализации мясного сырья;
  • судебный пристав-исполнитель, не желая работать по находящимся в ее производстве исполнительным делам, составляла фиктивные документы о невозможности взысканий и прекращала исполнительные производства;
  • судебный пристав-исполнитель, произведя действия по взысканию задолженностей, часть денег на депозитный счет службы не переводил, а использовал на свои нужды, то есть "временно заимствовал";
  • заместитель начальника таможенного поста аэропорта из личной заинтересованности, выполняя просьбы своих друзей и желая оказать им услугу, достоверно зная, что прибывшая в Россию гражданка незаконно ввозит в РФ ювелирные изделия, обеспечил ей беспрепятственный проход через зону таможенного досмотра, в результате чего на таможенную территорию РФ были ввезены ювелирные изделия общей стоимостью свыше 17 млн руб.

В п. 6 Постановления Пленума ВС РФ N 19 обращено внимание, что действия должностного лица квалифицируются как злоупотребление должностными полномочиями или их превышение в случае, если лицо, назначенное на должность с нарушением требований или ограничений, установленных законом или иными нормативными правовыми актами, из корыстной или иной личной заинтересованности использовало служебные полномочия вопреки интересам службы либо совершило действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Отдельно рассмотрен порядок привлечения к ответственности лиц, издавших незаконный приказ (распоряжение) и исполнивших его. Данный порядок квалификации преступления представлен в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ N 19, согласно которому должностное лицо, совершившее умышленное преступление, предусмотренное ст. ст. 285, 286 УК РФ, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Действия вышестоящего должностного лица, издавшего такой приказ или распоряжение, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по ст. 33 УК РФ.

Пример переквалификации совершенных преступных деяний со ст. 286 УК РФ на ст. 33 УК РФ можно найти в § 3 Обзора судебной практики ВС РФ от 23.06.2005 "Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 год".

В данном параграфе приведено судебное разбирательство, касающееся переквалификации преступления по ст. 33 УК РФ. В частности, должностное лицо было признано виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а также в тайном хищении чужого имущества, совершенном неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, и осуждено по п. 1 ст. 285, п. 3 ст. 158 УК РФ.

Исходя из обстоятельств уголовного дела, должностное лицо из корыстной заинтересованности неоднократно предлагало своим подчиненным военнослужащим по призыву совершать кражи из хранилища войсковой части, обещая за это создать им "нормальные" условия службы, а также содействовать предоставлению им отпусков и своевременному увольнению в запас. Чтобы подстраховать подчиненных от возможного обнаружения их отсутствия в ночное время в подразделении в момент совершения преступления, должностное лицо предлагало им совершать хищения в те дни, когда само заступало в наряд дежурным по части. Кроме того, оно обещало продавать и в действительности реализовывало похищенное.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского окружного военного суда переквалифицировала содеянное должностным лицом с п. 3 ст. 158 УК РФ на п. 5 ст. 33, пп. "а", "б" п. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку соисполнителем преступления может быть признано только лицо, участвовавшее в совершении объективной стороны состава преступления. Должностное лицо таких действий не совершало. На месте преступления оно не присутствовало, непосредственно содействия другим участникам в проникновении в хранилище не оказывало и безопасность совершения преступления путем страховки от возможного их обнаружения на месте его совершения не обеспечивало. Что же касается подстраховывания своих подчиненных от обнаружения их отсутствия в ночное время в подразделении, то указанные действия непосредственно к объективной стороне инкриминированного должностному лицу состава преступления не относятся, а заранее обещанный сбыт похищенного имущества оно совершало уже после выполнения объективной стороны состава преступления, поэтому окружной суд обоснованно признал должностное лицо не соисполнителем, а соучастником в краже.

Меры наказания за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими

Меры наказания за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими одинаковы, различия обусловлены лишь условиями совершения преступления.

Так, согласно п. 1 ст. 285, п. 1 ст. 286 УК РФ злоупотребление и превышение наказываются штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Если превышение должностных полномочий или злоупотребление ими совершено лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления, наказание предусматривает штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишение свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового (п. 2 ст. 285, п. 2 ст. 286 УК РФ).

В случае если злоупотребление должностными полномочиями повлекло тяжкие последствия, наказание ужесточается — лишение свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (п.

3 ст. 285 УК РФ).

Аналогичная мера наказания установлена и в п. 3 ст. 286 УК РФ, однако она применяется не только при превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия, но и в случаях, если превышение совершено:

  • с применением насилия или с угрозой его применения;
  • с применением оружия или специальных средств.

А.Беляев

Редактор журнала

"Бюджетные организации:

акты и комментарии для бухгалтера"

Тяжкие последствия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *